"Спасибо не скажут, и это нормально": волонтер о работе "Лизы Алерт" в Петербурге

"Спасибо не скажут, и это нормально": волонтер о работе "Лизы Алерт" в Петербурге

С.-ПЕТЕРБУРГ, 5 дек – РИА Новости, Александр Кудрявцев. Взрослые люди оставляют семьи и мечты о тихих выходных и выезжают в лес — в поисках пропавших незнакомцев, которые потом, скорее всего, даже не перезвонят. Эти люди — добровольцы поисково-спасательного отряда "Лиза Алерт".

В День добровольца, который отмечается в России 5 декабря, инструктор школы "Лиза Алерт" в Петербурге Екатерина Будяковская рассказала РИА Новости, как ищут сбежавших подростков, из-за чего волонтеры не собираются большими компаниями и почему спасенные редко благодарят за помощь.

Сложнее всего искать трудных подростков

Начало декабря для волонтеров "Лизы Алерт" — время относительно спокойного межсезонья. Прошла осень — время заблудившихся грибников, следующий горячий сезон для волонтеров начнется вместе с майскими праздниками.

"Мой первый выезд был на поиски девочек-подростков, которые сбежали из дома в Калужской области и оказались в Петербурге", — вспоминает Екатерина.

Когда пропадают подростки, волонтеры отряда в первую очередь начинают поиск в интернете: мониторят группы в соцсетях, где подростков приглашают переночевать и "потусоваться".

"Я искала их посты, сообщения, и каждый раз получалось так, что не успевала за девчонками примерно на день. То есть находила место их локации, но когда приезжала, оказывалось, что девочек нет там уже сутки. В итоге подружек "сдал" полиции по нашей ориентировке дальнобойщик, когда они решили рвануть из Петербурга в Воронеж. Девчонок нашли за неделю. В нашей работе это сравнительно быстро, иногда поиски длятся гораздо дольше. В таком возрасте бывает, что и по два месяца дома не живут, скрываются", — рассказывает Екатерина.

Трудных подростков вообще искать труднее всего, признается Будяковская. Они часто намеренно уходят из дома, поэтому делают все для того, чтобы спрятаться. А сейчас подростки стали более осторожными, гораздо меньше пишут в соцсетях о своей жизни.

"Буквально несколько лет назад по одной лишь выложенной в сеть фотографии мы могли понять, где именно находится подросток. Теперь они так не делают, заводят множество страниц под разными именами, — говорит Екатерина.

На втором месте по сложности — пожилые люди с различными психическими заболеваниями. "Универсального рецепта поиска таких людей попросту не существует, потому что нельзя прогнозировать, куда в первую очередь они могут отправиться", — говорит она.

Работа найдется всем

Структура организации "Лиза Алерт" в Петербурге сегодня включает инфогруппу, которая работает с родными пропавшего, уточняет обстоятельства, делает ориентировку по запрошенной фотографии. Эти волонтеры занимаются поисками, не выезжая в район пропажи человека.

Есть группа координаторов, которые выезжают в точку, где в последний раз видели человека, и оттуда разворачивают руководство поисковиками. Группа поисковиков — "руки, ноги и глаза" отряда, они работают на месте. При лесных поисках к команде поиска присоединяется старший группы: специально обученный человек, который руководит передвижением поисковиков, чтобы количество пропавших не увеличилось.

"Кстати, никто из наших поисковиков в лесу не заблудился ни разу! Иногда бывает, что приборы навигации отказывают из-за магнитных аномалий, но тогда всю группу просто выводят из леса", — рассказывает Екатерина.

В организации работают сотрудники, которые общаются со СМИ. Действуют группы коротких прозвонов, где работают люди, которые не могут выезжать на поиски, но хотят помогать поисковикам.

"Такие звонки в выбранные больницы занимают всего 20 минут. Кстати, очень часто мы находим пропавших людей в больницах. Бывает так, что в Едином бюро регистрации несчастных случаев информации о некоторых пациентах не оказывается, и родственники пропавшего не могут получить данных о нем. А мы при помощи групп коротких прозвонов позволяем себе такую роскошь, как звонок в каждую городскую и областную больницы. Нередко "потеряшки" именно там и находятся", — отмечает Екатерина.

Помимо поисковой деятельности у "Лизы Алерт" действует своя школа. Ее инструкторы проводят уроки в детсадах и школах, как для детей, так и для родителей. Рассказывают, как не потеряться и что делать, если потерялся. Состав волонтеров расширяется, поэтому возрастает и необходимость обучения новичков.

Инструкторы учат бесплатно, чем иногда пользуются мошенники. В школах и садах появляются "сотрудники" от имени добровольцев, которые за занятия берут деньги. К "Лизе Алерт" они не имеют никакого отношения, отмечает Екатерина.

"В конце лесного сезона этого года мы поняли, что появилась потребность не только привлекать людей в наши ряды, но и обучать их. С новичками работают более опытные добровольцы", — рассказывает она.

Не хватает авиации

Сообщить о пропаже человека и обратиться за помощью к волонтерам можно сразу же после написания заявления в полицию по номеру горячей линии 8 800 700 54 52.

"Не существует широко известного правила, что обращаться с заявлением о пропаже человека следует спустя лишь три дня после его исчезновения. Нет ни одного нормативного документа, который ограничивал бы время обращения. Если в отделе полиции отказываются принять заявление, можно позвонить по телефону 112 прямо из этого отдела. После этого нужно обратиться в "Лизу Алерт". Как только мы удостоверимся в том, что родные действительно подали заявку в полицию – это гарант серьезных намерений родственников пропавшего — мы сразу приступаем к поискам", — отметила Екатерина.

Организация "Лиза Алерт" в Петербурге получает порядка 3-5 заявок в день. Три из пяти будут касаться ситуаций, когда человек пропал с неделю назад, но активных его поисков не предпринимали.

За уходящий год петербургское отделение "Лизы Алерт" получило в два раза больше заявок на поиск людей, чем в прошлом году, — всего порядка 1,2 тысячи обращений. "Наша популярность растет, а вместе с ней и количество добровольцев", — сказала Екатерина.

Среди планов на будущее – договориться с властями об использовании авиации для определения координат пропавших людей. Также волонтеры надеются договориться с транспортными компаниями и метро о размещении в городском транспорте ориентировок с данными пропавших.

Одна семья

Статистику удачных поисков отряда отследить сложно, потому что в большинстве случаев это результат совместной с силовыми ведомствами работы. "А иногда бывает и так, что всю ночь ищешь среди лесов и болот человека, на работу опоздал, выговор получил, а наутро оказывается, что он дома спит", — улыбается Екатерина.

"Был случай в этом году, когда два "потеряшки", на которых мы получили отдельные заявки, случайно встретились в лесу. У одного из них получилось выйти на связь, он успел описать место, где они находились, после чего мы нашли эту локацию на карте и приехали", — со смехом вспоминает она.

К неудачным поискам, по ее словам, привыкнуть невозможно. "Неуспех всегда переживаешь. Самое страшное – не найти человека вообще. Даже если находишь человека погибшим, это для родных все равно становится, хоть и горькой, но эмоциональной разгрузкой. А когда человека не находишь, начинаешь в себе ковыряться: а мог ли я лучше сделать свою работу? Бывает и так, что самые ужасные ожидания подтверждаются. Однажды в Ленобласти мы искали пропавшего десятилетнего мальчика. В итоге полиция задержала мужчину, который признался в убийстве ребенка. В глубине души мы понимали, что не может мальчик где-то скрываться около месяца вне дома. Но все равно полагали, что произошел несчастный случай", — говорит Екатерина.

С такими ситуациями каждый справляется по-своему: кто-то обсуждает с другими добровольцами, кто-то уходит в себя. "У нас колоссальная поддержка друг друга, мы все как одна большая семья. Гибель пропавшего человека всегда становится нашим общим горем", — рассказывает волонтер.

Плохие приметы

Неформальные встречи добровольцев бывают редко, собираться больше трех у добровольцев "Лизы Алерт" — плохая примета.

"Если собираемся большой компанией, обязательно заявки о пропажах начинают приходить. К тому же совместный отдых с распитием спиртного нам тоже противопоказан, вдруг потребуется срочный выезд, а закрывать задачу некому", — говорит Екатерина.

Общаются добровольцы в основном в чатах, при этом в онлайн-общении тоже действуют негласные табу. Например, в чат нельзя выкладывать фотографии еды.

"Если кто-то скинул фотоотчет о наловленной рыбе, собранных ягодах, значит, жди беды. Как-то один из волонтеров отправил в "чат-болталку" фотографию шести банок варенья, которое наварил из своих ягод. В тот же день пришло шесть заявок на лесной поиск, как раз по количеству баночек", — рассказывает Екатерина.

Есть и более веселая традиция: при успешном окончании поиска волонтеры танцуют.

"Когда человека находишь, это чувство не сравнить ни с чем. Это сравнимо с тем ощущением, когда в первый раз видишь своего новорожденного ребенка. Безумная эйфория… Когда я в первый раз нашла человека, меня трясло так, будто я промерзла насквозь. Ты спас человеческую жизнь просто потому, что решил не отсиживаться дома", — рассказывает Екатерина.

Спасенные люди не любят поддерживать связь с теми добровольцами, кто их нашел. "Мало кто любит вспоминать о страшных событиях своей жизни. Никто, за редким исключением, потом не перезвонит, чтобы сказать спасибо. И это нормально", — с улыбкой говорит Екатерина.

Добровольный поисковый отряд "Лиза Алерт" – некоммерческое объединение, ставящее своей основной задачей оперативное реагирование и гражданское содействие в поиске пропавших людей. ПСО "Лиза Алерт" был создан 14 октября 2010 года. Организация названа в память о погибшей от переохлаждения в лесу девочки Лизы Фомкиной. Она ушла на прогулку с тетей и заблудилась. Ребенка искали 10 дней и не успели всего на день. После этой трагедии группа неравнодушных людей создала отряд добровольцев "Лиза Алерт".

Источник: РИА новости

10:00
20

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!